Известно, что глубокое нарушение слуха оказывает серьезное, а нередко губительное влияние как на зрелую, так и на только формирующуюся личность человека и его семью. Это касается как врожденно глухих детей, так и взрослых, подростков, внезапно или постепенно терявших слух. В связи с потерей слуха происходит грубое нарушение связи с социумом и культурой, как источниками развития. Столь же грубо нарушается связь родителей с ребенком на самых ранних этапах в связи с тем, что взрослый носитель культуры и ценностей не имеет способов передачи социального опыта ребенку, который не может приобрести его спонтанно, в отличие от нормально развивающегося ребенка. Слух играет в этом процессе крайне важную роль. Поэтому при врожденной глухоте без специального обучения ребенок остается немым, при потере слуха в возрасте 2-3-х лет он очень быстро теряет речь, которая была сформирована у него на слуховой основе. Если потеря слуха происходит в школьном возрасте или позже, человек не может полноценно общаться, т.к. он не понимает обращенную к нему устную речь.

На протяжении всей истории обучения людей с нарушенным слухом предпринимались попытки найти доступные средства, которые могли улучшить их слуховое восприятие. Для них придумывали и использовали различные приспособления, например: рупоры, морские раковины, раструбы, слуховые трубки, слуховые рожки и т.п. Изобретение телефонного аппарата (Alexander Bell) в 1876 году и угольного микрофона (David Hughes) произвело настоящую революцию в технике связи и оказало существенное влияние на конструирование специальных приборов для глухих людей.

Так, вскоре немецкий изобретатель Werner von Siemens в 1878 году создал первый слуховой аппарат «Phonophor», предназначенный для слабослышащих людей. Начавшееся в 20-ых годах прошлого века бурное развитие электроакустики привело к почти полному вытеснению применявшихся ранее слуховых трубок электронными звукоусиливающими аппаратами индивидуального и коллективного пользования. Слуховые аппараты в те времена были больших размеров, довольно тяжелы, что не позволяло применять их для ежедневного использования. Со временем слуховые аппараты миниатюризировались, появились слуховые аппараты карманного и заушного типа, которыми можно было пользоваться в течение дня. До середины 90-х годов ХХ века абсолютно все слуховые аппараты были аналоговыми, функция которых вначале сводилась к простому усилению сигнала, полученного с микрофона. Слуховые аппараты нового поколения с цифровой обработкой сигнала открыли совершенно иные возможности слухопротезирования, реализовать которые ранее с помощью традиционных, аналоговых технологий было невозможно. Совершенствование индивидуальных слуховых аппаратов (как и другой звукоусиливающей аппаратуры) продолжается и в настоящее время.

Они обеспечивают достаточно высокую разборчивость речи слабослышащим детям и взрослым. Однако даже в самых современных слуховых аппаратах глухой человек не может полноценно слышать речь. В основном они способствуют слухо-зрительному восприятию речи (когда ребенок слушает и видит губы говорящего) и расширению его представлений о звуках окружающего мира.

В связи с этим продолжаются научные разработки и исследования в области сурдотехники, направленные на поиск более совершенных технических средств помощи глухим с привлечением специалистов разных областей. Таким эффективным средством оказалась кохлеарная имплантация. Кохлеарная имплантация - это комплексная система мероприятий, направленная на полноценную социальную адаптацию детей и взрослых с глубокой потерей слуха. Она включает отбор пациентов; хирургическое вмешательство с целью восстановления слухового ощущения путем электрической стимуляции волокон слухового нерва. И последний, а так же наиболее важный и длительный этап после проведения кохлеарной имплантации – это реабилитация, основными задачами которой является подключение речевого процессора и педагогическая работа с имплантированным в разных направлениях, в том числе и по подготовке его к общению в обществе слышащих.

О том, что электрическая стимуляция может вызвать звуковые ощущения, стало известно в начале ХIХ века благодаря итальянскому физику и физиологу Alessandro Volta, который поместил пластины из цинка и меди в кислоту, чтобы получить непрерывный электрический ток. После этого предпринимались многочисленные попытки найти способы электродного протезирования улитки у животных и людей, однако это удалось только в 1957 году французским ученым Djourno и Eyries. Они ввели во внутреннее ухо одноканальный имплант, который позволял определять только наличие звука. Далее появились попытки проведения операции с несколькими электродами (W.House и J.Urban в 1962 году в США, Zollner и Keidel в Германии и Doyle в 1964 году).

Однако наиболее значительный вклад в развитие кохлеарной имплантации внес G.Clark, долгие годы работающий в Австралии над проблемой создания многоканального устройства.

Имея глухого отца, исследователь поставил перед собой цель – найти способ, который помог бы улучшить качество жизни людей с нарушенным слухом. Проведенные фундаментальные исследования позволили впервые сконструировать многоканальное имплантируемое устройство, которое имело внутренние и внешние части. Первая операция с имплантом «bionic ear» была проведена в 1978 году пациенту, который потерял слух в 46 лет.

Кохлеарный имплант – это электронное устройство, выполняющее функции поврежденных или отсутствующих волосковых клеток улитки, отвечающих за обеспечение электрической стимуляции сохранных нервных волокон.

Направленный микрофон (1) улавливает звуки окружающего мира и после преобразования их в электрические сигналы передает их в речевой процессор (1) (в данной модели кохлеарного импланта микрофон и речевой процессор совмещены в одном корпусе). В речевом процессоре осуществляется частотный анализ сигнала и его кодирование в соответствии с выбранной стратегией. Закодированная звуковая информация передается с речевого процессора на передающую катушку (2). От нее сигналы в виде радиоволн передаются через кожу на приемник/стимулятор, где они трансформируются в электрические импульсы.

Затем электрические импульсы по электродной решетке (3) поступают во внутреннее ухо, где осуществляется стимуляция волокон слухового нерва (4).

Далее, по слуховому нерву звуковая информация передается в головной мозг, где воспринимается как звук. Таким образом, становится возможным восприятие не только звуков окружающего мира, но и речи.

Л.С. Выготский считал, что дети «должны развиваться и воспитываться, следуя общим интересам, склонностям, законам детского возраста и в процессе развития усваивать речь4».

Кохлеарная имплантация – это, возможно, единственный шанс для глухого малыша максимально приблизиться к нормально слышащим сверстникам, пусть не сразу, через несколько лет, но так, чтобы практически ничем не отличаться от них. Главное – реализовать представившуюся возможность путем ежеминутного целенаправленного общения с ребенком, ежедневных занятий. Этот путь труден, но возможен. И награда за него велика – возможность для глухого человека полноценно жить в мире слышащих.